ГЛАВА 1

ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПУТИ ИЗ РЕШЕНИЯ

1.1. Охотники планеты и гиперсексуальность

История палеолита дает возможность определить, с каким багажом люди пришли в ледниковую эпоху и стартовали после потепления климата на планете в нынешнее время. В палеолите люди делились на собирателей и охотников. Собирателями были женщины и слабые мужчины. Они составляли статическую часть человечества, ограниченную куском земли, а их труд давал организму углеводы. Охота была мужским трудом, так как стая требовала много мяса, добывать которое заставляла гиперсексуальность , унаследованная человечеством от первых людей [13]. Гиперсексуальность делала людей кровожадными, толкала на отчаянные поступки, конфликты и войны; для их сдерживания вожак стаи придумывал законы и содержал охранников из своих сыновей для усмирения народа.

Человек произошел от Адама, но различные этносы произошли от разных видов обезьян, обитавших на различных территориях Африки и Евразии. Первые люди в отличие от приматов имели аденин на хромосомном участке SRY10831.1, поэтому аденин является "Адамовым яблоком". В те далекие времена человек генетически недалеко ушел от обезьяны, но острые каменные орудия из твердых горных пород (Найроби) и огонь в руках человека с гаплотипом А и первой группой крови представляли главную опасность для обезьян. Новый продукт питания: жареное мясо активизировало размножение, поэтому ареал человека каменного века расширялся. Самцы обезьян на завоеванных землях уничтожались, но так как первая Ева была вдалеке Адама, то человек был вынужден размножаться на обезьянках покоренной популяции, чтобы продолжить род человеческий. Запах мяса, поджариваемого на огне, заставил самок убитых обезьян выйти из леса и сдаться на милость победителя. Самок, которые остались в лесу, сожрали дикие звери. Современные человекообразные обезьяны избежали этой участи не потому, что сбежали от человека, а потому, что их гены оказались несовместимы с генами человека. Хорошее потомство дали только те обезьянки, гены которых оказались близки к генам человека, и, тем самым, породили различные племена. Проще говоря, все племена существуют потому, что обезьянки этих племен на заре человечества понравились Адаму или сумели стать желанными ему. Поэтому антропологи не могут найти промежуточную ветвь между приматами и человеком: она растворилась в ДНК современных гаплогрупп населения планеты.

Дети обезьянок стали людьми во втором поколении, но содержали гуанин на хромосомном участке SRY10831.1, поэтому образовали, например, гаплогруппу В и во главе с Адамом и Евой II расширяли ареал на территорию прилежащих обезьян. Дети впитывали и воспринимали новую культуру на языке обезьянки, так как она стала Евой II, поэтому вкладывала в детей пережитки обычаев приматов. Гены прилежащих обезьян были близки людям с гаплогруппой В по материнской линии, так как прилежащие обезьянки были сестрами Еве II. Конкуренция дала третье поколение людей от Евы III, например гаплогруппу Е–банту, и человек вышел из Африки, неся материальную культуру каменного века в Евразию. Культурный обмен между людьми каменного века выражался в проявлении гиперсексуальности. Шла конкуренция между носителями первой группы крови и второй группы. Первая группа предрасположена к мясной пище, т.е. происходит от Адама. Вторую группу составляли вегетарианцы, происходящие от обезьянки–собирательницы, генетически передавшей навыки собирателей своим детям. Третья группа (кисломолочная) крови, видимо, произошла после приручения лошади и коровы из-за избытка молока, которое для хранения требуют брожения. Гены не дрейфуют, а через конкуренцию целенаправленно отображают ход истории – переход от одной материальной культуры к другой, где решающую роль играет размножение, с которым связан древнейший культ льва или гиены. В раннем железном веке конкуренция видов приобрела сильное противоречие и переросла в войны, грабежи и насилия. Обезьянки разных мастей породили различные племена. Затем, конкуренция видов на племенах породила различные этносы.

Люди, став гиперсексуальными, начали спариваться не один раз в год, а каждую ночь в течение года, за что отвечают кровожадностью. Гиперсексуальность породила иерархию в стае. Вожаку, как льву в прайде, принадлежит все: лучший кусок мяса, лучшие девственницы и право первой ночи, а слабому – остатки. В праве первой ночи заключается экстенсивное размножение на самках, принадлежащих различным родам, что исключает кровосмешение и гарантирует сильное потомство, поскольку девственница в избытке энергии подошла к пику формы. Поэтому все старшие сыновья наследовали гены царя, а младшие – гены среднего и низшего эшелонов стаи, что обусловило майорат. Девственниц самих тянуло к царю. Их подогревало материальное благополучие и наследственная гиперсексуальность. Лучше один раз отдаться и получить все блага. Об этом говорят обычаи африканских племен, пребывающих в каменном веке, современные конкурсы красоты, спонсором которых выступает богатый мужчина, обуреваемый гиперсексуальностью и правом первой ночи в подсознании.

Девственница, став женщиной, возбуждает гиперсексуальность избыточным потреблением мяса. Страсть подгоняет женщину беспорядочно вступать в половые связи, так как вожак отягощен обслуживанием девственниц, которые с жаждой познать половую жизнь стоят в очереди за материальными благами. Случайные связи женщин, инцест приводят к кровосмешению и вымиранию. Это строго каралось законами стаи. Женщина падала в разряд рабынь, где реализовывала гиперсексуальность, как ей вздумается, так как дети рабыни все равно рабы. Гиперсексуальные самцы пользовались бесправным положением рабынь. Число рабов в стае резко росло. Для их усмирения и эксплуатации использовались сыновья царя стаи.

Охотники уходили в дальние рейды, где реализовывали гиперсексуальность на самках окружающих стай и притаскивали их в качестве добычи в дом. Тогда удачливый самец, обзаведшись несколькими самками, мог не работать, как царь, и открыть новый род в стае, если самка оказывалась девственницей. Это приветствовалось, так как предотвращало кровосмешение, давало здоровое потомство и силу стае. Если пойманная самка на свое несчастье была женщиной, то она пополняла касту рабынь. Нечего в поисках развлечений отбиваться от своей стаи. Не забывайте, что женщины созданы из того гиперсексуального материала, что и мужчины, т.е. из того же теста. Рабыни использовали гиперсексуальность самцов для извлечения материальных благ, которые росли от куска жареного мяса до украшений. Поэтому красивые рабыни богатели, а дурнушкам приходилось отдаваться за обглоданную кость. Бесправное положение рабынь сдерживало страсти женщин высшей касты, но гиперсексуальность все равно толкала их на безрассудство, что автоматически переводило их в касту рабынь.

Любой охотник, добывший много мяса, желал отведать с царского стола. Если жена царя подкупилась, то этот же охотник сам сдавал ее царю, чтобы перевести жену царя в разряд рабынь, а потом делать с ней все что захочется. Поэтому женщины берегли свое целомудрие, чтобы не впасть в рабство. Насколько они берегли себя, указывает быстро растущее количество рабов. Добычей охотников в дальних рейдах были девственницы для открытия нового рода и, на худой конец, красивые женщины, для пополнения касты рабынь. Самцов чужого племени убивали и сжирали, чтобы не оставаться голодными, пока шла охота не на зверя, а на самок. Брать самца чужого племени в качестве добычи – это глупость. Зачем кормить раба, чтобы он размножался на самках моего племени, когда вся его ценность – это мясо и кости, из которых можно изготовить наконечник для копья и зубочистки. Стая не нуждалось в рабах извне, она сама плодила рабов, обходясь для этого собственными ресурсами и законами низведения в рабство. Тем самым, порождалось рабовладельческое общество.

Магистралями миграции речных охотников являлись реки. Например, река Лена – важнейшая река миграции речных охотников в Америку. Они преобладали в силе и мобильности над лесными охотниками, так как лесные охотники были привязаны к месту обитания, центром которой была поляна в лесу. Фактически поляна была родиной лесных охотников. Конкуренцию речным охотникам составляли охотники степей и пустынь, их ареал расширялся с засухой по мере расширения аридной зоны после потепления климата. Главной магистралью степных охотников стала Великая степь от Гоби до Средиземного моря и Атлантики. На юге охотники пустыни начали экспансию из Аравийского п-ва на восток в Индию вдоль побережья Индийского океана и по Иранскому нагорью. На запад они продвигались вдоль побережья Средиземного и Черного моря, следуя аридным зонам.

Степные охотники ведут свою родословную от охотников на мамонтов палеолита. Их магистралями миграции были тропы, прокладываемые мамонтами в лесу. Поэтому на равнине степным охотникам не было конкурентов. Лесные охотники были вынуждены сделать шаг назад в развитии и перейти к оседлости под крыло земледельцев, бывших собирателей. Речные охотники спасались от охотников на мамонтов по реке вниз к океану и стали мореходами. Речных охотников, уплывавших от охотников на мамонтов вверх по течению, ждала смерть в горах от голода. Поэтому речные охотники пополняли ряды степных охотников или прорывались в степи, где формировали новые союзы, этносы, например, гуннов и т.д. На юге охотниками пустыни были семитские племена, которые сгоняли речных охотников блуждать по океану и добираться до Австралии и Океании в поисках пропитания. Речные охотники вынуждены были стать мореходами. На западе речные охотники спасались, переплывая в Африку или через Средиземное море в Европу, где подчиняли племена. Конкурентами степных охотников были горные охотники, которые в палеолите освоили все горы Евразии и вышли на мировую арену вместе с охотниками на мамонтов. Магистралями миграции горных охотников являлся горный пояс Евразии, а, затем, горная цепь Америки, протянувшаяся с севера на юг, причем горные охотники были отлично экипированы [13].

Скорость миграции горных охотников обеспечивала горная система планеты, которая являлась для степных и речных охотников препятствием, но горным охотниками она служила магистралью миграций. Это отмечал Бируни, назвав "позвонками спинного хребта" планеты горную цепь: Пиренеи – Альпы – Карпаты – Кавказ – Иранское нагорье – Гиндукуш – Гималаи – Тибет – Наньшань – Иньшань – Хинган с северной дугой Памир – Тянь-Шань – Алтай – Саян. Выход в Америку обеспечивала горная цепь от Байкала, переходящая на юг по Большому Хингану и Сихотэ-Алинскому хребту, а к Чукотке – по Яблоневому, Становому и Колымскому хребтам. Вдоль Верхоянского хребта горные охотники конкурировали с речными охотниками Лены. Границей между европеоидными и монголоидными горными охотниками стала линия: п-ов Таймыр – Алтай – Тянь-Шань – Памир – Каракорум. Эта линия разделила монголоидов и европеоидов в палеолите [13], а, затем, стала основой для создания Великого шелкового пути.

Горные охотники передвигались по горным грядам, что обеспечивало хорошее обозрение с высоты гор и безопасность, поскольку дикие звери оставались ниже снегового покрова гор. Высота дает преимущество при нападении на зверя сверху в скорости, в которой человек уступал диким животным. Нападение вниз по склону лавой с охватом цели с обеих сторон в направлении реки вынуждало испуганного зверя бежать вниз к реке, где он вяз в топях и становился легкой добычей охотников.

Усвоенный еще архантропами алгоритм движения "с горки на горку" предполагал отношение к хребту как укрытию, источнику биоресурсов, плацдарму освоения долин, исконному стереотипу "родины". Борьба за пещеры с хищниками (медведями, львами, гоминидами) была едва ли не основным содержанием прагеополитики. Во все времена горы, благодаря мозаичности ландшафта и многообразию условий маневра, служили стыком локальности и магистральности. В этом отношении горные хребты Евразии можно считать "становыми" для ранних переселений. В горных нишах, как в гнездах, укрывались и разрастались сообщества мигрантов, сохраняя при этом возможность дальнейшего движения по хребту и его отрогам [13].

Не случайно древнейшие пути освоения Севера непременно проходили по горным цепям, будь то Альпы в Европе, Алтай, Тянь-Шань и Памир в Азии, Кордильеры в Америке. Даже в случаях выхода на равнину люди верхнего палеолита сохраняли "горный стиль" освоения пространства, перенося модель пещеры на сооруженный из дерева и звериных костей дом-бастион [13]. Горный стиль реализовался в промыслах и разработках месторождений, так как горные охотники первыми открыли разнообразие горных пород и преимущество того или иного камня для изготовления оружия, а затем орудий труда. В горах охотники впервые наткнулись на самородные металлы: медь и железо и поняли их ценность по сравнению с камнем. Надо сказать, что метеоритное (звездное) железо было разбросано по всему миру в палеолите. В Древнем Египте оно было в 5 раз дороже золота, в 40 раз ценнее серебра, а медь уступала железу в стоимости в 6400 раз. Наконечники стрел и украшения из звездного железа датируются 4-м тысячелетием до н.э. Самый древний железный инструмент – стальное долото найдено в основании пирамиды фараона Хуфу в Египте, а она построена около 2550 до н.э. Железо часто упоминается в древнейших текстах хеттов 3-го тысячелетия до н. э., основавших свою империю на территории современной Анатолии. Для лесных, речных и степных охотников горные породы, самородные металлы и металлургия были вне их понимания производства материальных благ, поэтому использовали горные породы и металлы, полученные от горных охотников, для украшений.

Историки ставят земледельцев выше кочевников. История человечества говорит, что все крепости оседлых народов сокрушались кочевниками. Коммуникации, торговые пути необходимы между оседлыми народами, победы над которыми свидетельствуют, что кочевники приходили с новым вооружением для налаживания торговых путей. Раз у кочевников были центры металлургии и кузницы оружия, то, значит, они стояли на более высокой ступени, чем оседлые народы, уровень которых заканчивался горшками и керамикой – высшей ступенью бронзового века. Однако у земледельцев и кочевников отсутствовали знания горного дела, металлургии и производства оружия. Признак цивилизации не горшки, а металлургия. Тогда выполняется основной экономический закон. Поэтому надо определить, почему стальное долото оказалось погребенным в основании египетских пирамид под слоями рабовладельческого строя земледельцев Египта? Получается, что железный век начался до рабовладельческого строя. Значит, на Земле существовала культура, которая владела железом и запустила в оборот египетские племена для строительства пирамид. Единственная культура гигантских гробниц Ньюгрейндж, Даут и Наут в 40 км от Дублина датируется раньше, чем египетские пирамиды на 500 лет, и является звездной культурой, как трипольская и федоровская культуры, согласно петроглифам на стенах гробниц и обряду кремации. Поэтому только звездная культура может дать знания египетским племенам и основать мировую цивилизацию.

Падения метеоритного дождя наблюдались во все времена, поэтому находки звездного железа считались от бога. Полярные сияния горный охотник связывал со звездным дождем железа, неимоверным богатством за Северным океаном и стремился попасть туда. Европейские и монгольские горные охотники, столкнувшись в поисках звездного железа на п-ове Таймыр, начали войну [13], но затем нашли консенсус, поскольку далее путь раздваивался. Подогреваемые "железной лихорадкой", жар которой был в 5 раз выше, чем от "золотой" лихорадки, монгольские охотники пошли на восток в сторону Аляски, а европейские охотники двинулись на запад в Северную Европу. Жар являлся стимулом к путешествиям, приключениям и авантюрам, на которые толкала гиперсексуальность. Ничего не поделаешь, гиперсексуальность человека – это следствие потребности в мясе, кровожадности, стремлению к богатству.

Выживание требовало, чтобы охотник умел ориентироваться на местности. Речные и лесные охотники не утруждали себя поисками способов ориентации. Им достаточно было светового дня. Ночь опасна хищниками. Степные охотники ориентировались по солнцу, а ночью по луне. Для горных охотников ориентацию по солнцу ограничивал горный ландшафт, облачность в горах, что запутывало охотника. Пришлось найти ориентиры на небе, не меняющие своего положения на небесном своде.

Ориентиром стала Полярная звезда, но только ночью. Поэтому горному охотнику потребовались указатели, чтобы в дневное время знать в каком направлении находится Полярная звезда. Этим указателем стал крест, который он выбивал на скалах так, чтобы один конец был направлен на Полярную звезду, а остальные по сторонам света. Крест стал прототипом геодезии. От него брался хороший ориентир, например, пик горы, и движение подчинялось азимуту. Теперь попав в любую точку, из которой виден крест и ориентир, охотник мог сделать триангуляцию и определиться на местности. Значит, кресты служили путеводителями и привязкой к местности, а выживание заставило горных охотников решать математические задачи. Об успешном решении задач говорят множество крестов, выбитых на скалах по всем "горным позвонкам" планеты. Причем, наскальные кресты появились на два-три тысячелетия раньше возникновения христианства, в котором до сих пор не знают суть креста. Например, крест в круге на храме Ковчега завета, далек для понимания. В главе 6 дано объяснение сути креста в круге, свастики и др. символов звездной культуры.

Итак, во-первых, надо сразу задуматься, каким инструментом горный охотник выбивал кресты, а затем, петроглифы на скалах. Ведь петроглифы свидетельствуют, что камень подвергался гравировке. Единственным инструментом такой обработки камня был и остается инструмент из железа. Во-вторых, поскольку горному охотнику стало ясно, что Земля вращается вместе со всеми звездами вокруг Полярной звезды, то он сразу ощутил себя частицей планеты и Вселенной. Это заложило зачатки пространственного мышления, развитие звездной культуры и строительство древних обсерваторий Аркаим и Стоухендж. Напротив, ориентация на солнце и луну сформировало в человеке плоскостное мышление, поэтому он на плоской Земле стал центром Вселенной, что выразилось в ограниченности и недостатках замкнутой натуры, стремлении к власти и богатству.

Прошло не так много времени, и отпала надобность выбивать указатели на скалах в виде крестов для ориентации на местности. Это наступило более 40 веков назад. Горный охотник изобрел магнитный компас. Достоверность того, что это произошло более 40 веков назад, подтверждает петроглиф Саймалуу-Таш (рис. 1). На петроглифе изображен небесный свод, звезды, светила, Млечный путь и земной шар, наклоненный под углом оси вращения Земли и разделенный плоскостью дня и ночи. На небесном своде указаны созвездия Полярной звезды, т.е. Малая медведица, по-кыргызски, Жетиген, и др. светила. Точно дана ориентация на Северный магнитный полюс и указан угол сдвига на Северный географический полюс, равный 11,5. Мало того, дано направление на Южный магнитный полюс, а, значит, человек 40 веков назад знал, что Южный магнитный полюс находится не на одной оси с Северным магнитным полюсом. Европа узнала о магнитном компасе через 33 века, т.е. после визита Плано Карпини в ставку монголов в 1245-1247 гг., хотя много секретов привез Марко Поло после путешествия в Китай в 1271-1295 гг. Поэтому 33 века отсчитано от даты вторжения арийцев в Индию, так как индийский эпос утверждает, что арийцы принесли знания математики, физики, астрономии и железо племенам Индоирана.

После расшифровки древнейшей карты (рис. 1) были изучены петроглифы Алтая и Скандинавии на предмет содержания в них "голограмм" энеолита. На каждом петроглифе найдено множество лиц людей, например, под краской Одина. Перечисление и описание составит отдельную книгу, поэтому выходит за рамки настоящего исследования.

Согласно Дядюченко Л.В. и Бернштаму А.Н. на рис. 1 изображены колеса и ритуалы в 3-2-м тысячелетиях до н.э., что предшествуют вторжению арийцев в Индоиран в начале 2-го тысячелетия до н.э.. Считалось, что петроглифы выражают ритуалы и мифы. Физические методы для изучения петроглифов не применялись, а под углом мироздания кыргызов не рассматривались из-за высокомерного отношения Запада к Востоку и ложного вывода Птолемея, что Земля является плоской, а земледельцы стоят над кочевниками. Однако на творчество способен свободный духом человек с таким уровнем благ, что освобожден от рабского труда обработки земли. После открытия Коперника по данное время ученых не покидает плоскостное мышление, берущее начало от культа солнца. Поэтому петроглифы, представления кыргызов о мироздании, Вселенной вовсе не изучались. Кроме того, стереотип, что земледельцы стоят над кочевниками, ложный, так как степень развития цивилизации во все времена определяется развитием металлургии и связанных с ней отраслей машиностроения, т.е. кузнечного дела в далекие времена.

Лица, изображеннные на рис. 1, легко узнаваемые. Праскифом может быть иранец, что требует уточнения по головному убору. Фараон – это египтянин. Пратюрка, т.е. кельта, выдает орлинный нос. За кельтом расположен темный силуэт с мощными надбровьями. Между пратюрком и праскифом под оленем изображен ас-ариец, который ведет свое происхождение от благородного оленя. Местообитание кельта по отношению к арийцу на востоке, т.е. в Гоби, а иранца – на территории современного Ирана.

Петроглиф Саймалуу-Таш: древнейшая карта земного шара

Рис. 1. Древнейшая карта земного шара. Петроглиф Саймалуу-Таш (3-2 тыс. до н.э.). Находится в Музее истории Кыргызской Республики.

 

Древнейшая карта планеты позволила по новому взглянуть на человека в глубине веков. После потепления лес стоял сплошной стеной вдоль океана. Поэтому горные охотники объединились с речными охотниками, имеющих навыки судовождения, для постройки мореходных судов. Направление на город из металла за Северным океаном задавала стрела с наконечником из звездного железа. Любое оружие требует найти центр тяжести. Поэтому человек давно изобрел весы, так как подвешивал оружие на волосе. Если наконечник стрелы, дротика, копья изготовлен из метеоритного железа, то получатся крутильные весы, так как наконечник стрелы укажет на Северный магнитный полюс. Горный охотник получил прибор для ориентации на местности в любое время суток и вне погоды. Ему стали подвластны время и пространство. Наступила эра целенаправленного изучения планеты. Флотилии судов и фигуры воинов-мореходов появились 3 тыс. лет назад на севере Европы. В Пессе (Голландия) найден древнейший челнок, выдолбленный из сосны 8 тыс. лет назад. Каноэ Прастелингена (Дания) изготовлено из липы 5 тыс. лет назад. В это время на севере Европы появились каменные ладьевидные кладки, продолжившие мегалитические традиции неолита [13].

Звездное железо становилось намагниченным, так как попадало в аномалии геомагнитного поля, которых множество в горах Азии, особенно, на Алтае. Тем самым, горные охотники сразу получили в руки намагниченное железо. Этого не скажешь про остальные регионы планеты, так как аномалии на всех территориях античного мира отсутствуют: их не бывает на равнине. Кроме Минусинской котловины Федоровская культура имела главный центр на Тянь-Шане и Памире, унаследованный от горных охотников. Через Алтай Федоровская звездная культура получила по Енисею и Оби выход к морю для образования торгового пути из мегалитической звездной культуры Ирландии в Китай и Среднюю Азию. Шла война между кочевниками и горными умельцами за торговые пути. Кочевники оседлали караванные пути, а носители звездной культуры освоили морские пути для торговли.

Геомагнитные аномалии на Алтае, как установлено геологами, имеют выраженный характер и почитаются издревле местным населением. Аномалии связаны с предметами культа хакасов. На культовых стоянках магнитное поле достигает невиданной силы, причем достигает наибольших величин в местах захоронений. Название Минусинской котловины имеет корнем "минус", который в тюркских и монгольских языках отсутствует. Минус определяется древним корнем "мн" (менять, перемена) и напрямую указывает, что Минусинская котловина и Алтай имеют отношение к аномалии геомагнитного поля, где только и возможно намагничевание метеоритного железа после прохождения точки Кюри никеля-Ni, содержащегося (до 30%) в метеоритном железе. Низкая точка Кюри никеля 358 C, а у железа-Fe она равна 770 C, кобальта-Co – 1331 C, выдвинула метеоритное железо в энеолите на первый план по сравнению с бронзой. Природные условия Алтая дали возможность увидеть в метеоритном железе магнитные свойства, более ценные для человека, чем механические свойства железа. Европа узнает о намагниченности железа через 33 века от китайцев. Причина этого отставания в отрицании звездной культуры Ньюгрейндж, Даут и Наут близ Дублина, которую на рубеже 3-2-го тысячелетий до н.э. уничтожили пришельцы с континентальной Европы. Этими пришельцами были кельты, которые исповедовали друидические верования [14].

Летопись династии Сун говорит, что меди, железа и золота было в избытке в недрах кыргызов. Железо добывалось в рудниках, что говорят слова "их земля производит железо" (Приложение 1). Однако к железу с небес кыргызы имели особый интерес. Тогда не знали никеля и его сильных магнитных свойств, проявляющихся при малых температурах. Звездная религия арийцев заставляла с почтением относиться к небесному (метеоритному) железу, так как оно ниспослано богами-асами. Поэтому дело доходило до драки и убийства за обладание небесным железом, так как из него изготавливалась стрела с магнитным компасом. Небесное железо называлось цзяша (цзяса, зелязо, где "о" в конце слова "зелязо" говорит о восхищении), поэтому китайцы называли кыргызов цзяньгунями – железным народом. Сравните, на санскрите железо называется джальжа. Теперь не оставляет сомнения то, что китайцы, согласно летописи Сун, в 976-983 гг. не понимали значения звездного железа, в чем они сами признаются на страницах летописи династии Сун. Магнитное приспособление для определения сторон света в дневное время суток впервые упоминается в китайской книге 1044 года, т.е. после 983 года, когда китайцы заинтересовались причиной драк между кыргызами и убийств за обладание небесным железом. Причем, кыргызы строго хранили, как говорит китайская летопись, секрет небесного железа. Любопытным китайцам, все-таки, удалось, каким-то образом, узнать этот секрет, хранимый арийцами 3 тысячелетия, в чем нет сомнения, согласно древнейшей карте земного шара (рис. 1).

Высокогорные условия жизни формировали органы зрения и речи, в чем охотники равнин остановились. Адаптация к высокогорью повысила гемоглобин; высокий показатель которого запрограммирован содержанием аденина в ДНК горных охотников, а без него наступала анемия. Надо было хорошо подумать, а затем говорить. Длинная речь истощает кислород в крови. Ухудшается зрение, мышцы забиваются молочной кислотой. Напротив, подчинение условиям высокогорья обостряло зрение и его цветовую гамму, формировало речевой аппарат за счет носовых, небных согласных и т.д. Таким образом, насыщение гемоглобином является адаптацией организма к высокогорью.

В горах человек понял ценность каждой пяди плодородной земли, ощутил грозную силу землетрясений, стал уважать богов под землей и не пытался осквернять их гниением своих бренных останков. Именно тогда сформировалась звездная культура горного охотника. Здесь проявилась сила знания того, что человек – частица Земли и Вселенной, поэтому человек не нуждается после смерти в культе своих останков. Этого нельзя сказать о жителях равнин, которые считали себя центром мира и таковыми хотели оставаться в загробной жизни. Для горных охотников было важнее унести свой дух в небеса, к полярным сияниям, где находится звездный металл. Поэтому небеса стали мерой богатства горных охотников, которые находились на Северном магнитном полюсе, так как оттуда падали богатства в виде полярных сияний. Это стало катализатором к обряду кремации, а к нему представитель звездной религии был духовно подготовлен, так как осознавал себя частицей Вселенной. Этот важно потому, что обряд кремации стал первой ступенью к развитию металлургии и дает возможность понять, почему в захоронениях носителей звездной культуры отсутствуют богатства для загробной жизни. Напротив, захоронения кургвнной культуры напичканы золотыми украшениями, скелетами и черепами рабов и т.д.

При кремации покойнику клали различные украшения и необходимые вещи. После сжигания люди обнаруживали сплавы с новыми свойствами. Дух унесся в небеса, но оставил живущим на земле свою частицу в новом виде. Дух трансформировался и дал возможность открыть новое дело, металлургию. Это уже не звездная религия, это звездная философия на десятки тысяч веков. На Земле борьба продолжалась между бывшими в палеолите горными охотниками и охотниками на мамонтов, которые исповедовали, соответственно, звездную религию и культ солнца, определивших два направления.

Первое направление: я – частица планеты, которая вращается вокруг своей оси, а планета вращается вогруг Полярной звезды. Поэтому моя жизнь на планете заключена в создании новых благ на Земле и ради жизни людей.

Второе направление: я – центр мира, а мир крутится вокруг меня. Все богатства мои, я утащу их в загробную жизнь.

К настоящему моменту охотники на мамонтов уничтожили звездную культуру, чему пример Ньюгрейндж, Даут и Наут. Перейдем к тому, как все начиналось 45 веков назад. Для этого будем использовать археологию, антропологию и генетический метод датирования этносов и народов по Y-ДНК.

 

Назад Назад Вперед Далее